Борьба с болезнью Ауески

В связи со вступлением России в ВТО и возрастающим завозом на территорию РФ племенных и пользовательных животных возникает необходимость гармонизировать действующие в нашей стране Правила по борьбе с отдельными болезнями животных с учетом накопленного собственного опыта, требований Международного ветеринарного кодекса и Положения о едином порядке проведения совместных проверок объектов и отбора проб продукции, подлежащих ветеринарному контролю.

Среди инфекционных болезней домашних и диких свиней экономически значение имеет болезнь Ауески – ложное бешенство, псведобещенство. Изучением этой болезни многие годы занимались отечественные и зарубежные исследователи. По данным Всемирной организации здоровья животных за последние годы болезнь зарегистрирована в 51 стране мира, причем половина из них находится в Европе, при этом Австрия, страны Бенилюкса, Финляндия и другие являются свободными от этой болезни. В России ежегодно регистрируется не более 19 вспышек болезни в 18 субъектах Федерации. Причем регистрируются только вспышки в манифестной форме.

Случаи бессимптомного носительства часто остаются не замеченными, хотя при исследовании сывороток крови свиней 30-40% имели специфические антитела к вирусу болезни Ауески (бА). Таким образом ситуация в РФ по болезни Ауески довольно эндемичная, в целом вакцинозависимая. В отношении заболевания кабанов ситуация малоизученна, но причиной их заболевания являются больные свиньи. Роль крупного и мелкого рогатого скота, собак и кошек в поддержании циркуляции в бА весьма незначительна, эпизоотические вспышки редки, не имеют тенденции к распространению и быстро обрываются, простое отделение коров, овец, коз от контакта с явно больными свиньями предотвращает распространение болезни у жвачных животных.

По данным ряда зарубежных исследователей роль крыс, мышей и различного рода клещей в циркуляции в бА незначительна, но вирусоносителями они являются. В экспериментальных условиях заразить крыс и белых мышей проблематично, хотя кролики и овцы от такой же дозы погибают в течение 3-5 суток. Весьма чувствительны к этому вирусу пушные звери, собаки и кошки. Мы считаем, что во многом этому способствуют их состояние слизистой оболочки пищеварительного тракта и явления каннибализма. В Голландии изложены случаи аэрозольного заражения норок от свиней.

Попытки многих исследователей предложить эффективные вакцины для этих видов животных пока оказались безуспешными. Поэтому во всех странах мира в качестве превентивной меры
борьбы с бА у плотоядных животных является надежная проварка боенских отходов и мясных продуктов свиного происхождения.

За последние 10-15 лет в стране на фоне повсеместного применения традиционных видов
вакцины, у свиней произошло существенное изменение клинического проявления инфекции. У больных животных наблюдаются респираторные проявления, мертворождаемость вместо нервных явлений, описываемых ранее.
Изучение патогенеза бА показано, что он варьирует от вида животных. У жвачных и плотоядных животных возбудитель оказывает действие на стенки кровеносных сосудов, способствуя появлению гемморагического диатеза в различных паренхиматозных органах и первую очередь в головном мозге, что проявляется появлением нестерпимого зуда.

У свиней, напротив, поражения локализуются в легких и брюшной полости, что связано с тем, что вирус бА практически не проникает через гематэнцефалический барьер, поэтому зуда практически не бывает, хотя явления поражения нервной системы встречаются у свиней, находящихся частных подворьях. У свиней заболевание бА сопровождается иммуносупресией, что выражается активизацией бактериальных инфекций, которые маскируют клиническое проявление вирусного заболевания и усугубляют течение инфекций в целом. Преимущественно у свиней развивается ганглионеврит.

Вирус персистирует в миндалинах и лимфатических узлах. Течение болезни у взрослых животных часто принимает латентное течение, не диагностируемое традиционными методами, но легко активируется под влиянием стрессов. Свиньи становятся вирусоносителями до 6 месяцев. Причем, с возрастом животных эти показатели заметно возрастают, даже до 11 месяцев. В свиноводческие хозяйства возбудитель чаще всего проникает с вновь завозимыми свиньями-вирусоносителями, приобретаемыми из неблагополучных хозяйств, а также с контаминированными кормами.

Определенное значение имеет поедание свиньями больных и павших грызунов. Возбудитель заболевания имеет один иммунологический тип, но штаммы отличаются по тропизму, антигенной вариабельности и вирулентности, которая быстро повышается за счет спонтанных пассажей на серонегативных поросятах-отьемышах. Природа иммунитета у свиней в отечественной литературе является предметом многолетней дискуссии. Считается, что на начальном этапе важнейшую роль играет клеточный иммунитет, а в более поздние сроки защитную функцию выполняют вирусы, нейтрализующие антитела. Причем высокий их уровень, по нашему мнению, больше свидетельствует о циркуляции полевого возбудителя в популяциях свиней, чем об эффективности применяемых вакцин.

Заболеваемость и смертность у поросят при естественных вспышках Ауески

Своевременно поставленный диагноз – главный фактор борьбы с инфекцией. У специалистов было мнение, что на основании клинических, патологоанатомических и эпизоотических данных, возможно, поставить предварительный диагноз у свиней. Но это весьма проблематично. В нашей стране предлагалось большое количество всевозможных методов лабораторной диагностики инфекции. Между тем по рекомендациям МЭБ (10) основными методами лабораторной диагностики являются различные модификации иммуноферментного анализа (ИФА) и реакция нейтрализации в культуре клеток (РН).

С нашей точки зрения, чтобы иметь объективную информацию не только о выраженных формах течения инфекции, но особенно об ее скрытом течении, необходимо иметь единые научно-обоснованные нормы отбора проб крови свиней для мониторинговых исследований, позволяющие говорить о достоверности проводимых исследований на 95%. Раньше считалось, что норма выборки должна составлять от 5 до 10% от поголовья свиней в стаде, а в действующей Инструкции по борьбе с бА этот показатель совсем не конкретизирован. Между тем в рекомендациях МЭБ эти показатели четко зависят от конкретного числа свиней в стаде: при 50 головах исследуют -100%, при 1000 – 258 животных, при 5000 – 290.В нашей стране для ретроспективной диагностики этой болезни в основном использовали РН и реакцию непрямой гемагглютинации (РНГА), предлагаемую ФГУ ВЦРТБ г. Казань.

Многолетний опыт их использования показал, что с помощью этих тестов невозможно дифференцировать поствакцинальные антитела от постинфекционных. Для постановки и учета результатов РН нужна культура клеток, асептические условия и 4-5 суток наблюдения. По нашим данным, более чувствительным её вариантом является постановка при 4°С в течение ночи. РНГА более проста в исполнении, но пригодна для количественной оценки, а самое главное практически невозможно стандартизировать эритроцитарный диагностикум для нее.
Мы считаем, при всех герпесвирусных инфекциях животных, к каковым относится и бА, не представляется возможным говорить о конкретных значениях диагностического и защитного титра у свиней.

При контрольном интрацеребральном заражении вакцинированных свиней с различным титром вируснейтрализующих антител мы не смогли отметить различия устойчивости животных к экспериментальному заражению. В России впервые активные и специфичные дискриминирующие тест-системы, позволяющие дифференцировать поствакцинальные антитела от постинфекционных предложил профессор О.С Маренков, в последующие годы аналогичные диагностикумы предложены авторским коллективном О.А.Верховского. ВГНКИ имел опыт работы с тест-системами фирм Чикет (Швейцария) и Айдекс (США).

Преимуществом ИФА является высокая чувствительность в сравнении реакцией нейтрализациеи и специфичность, воспроизводимость и сходимость полученных результатов, стабильность при хранении всех реагентов, простота постановки, возможность инструментального учета и автоматизация всех ее этапов. Анализируя стратегии борьбы с бА в различных странах мира, по нашему мнению, они определялись экономическими возможностями. Раннее получившие признание методы оздоровления стад являлись депопуляция-репопуляция, сегрегация потомства и удаление больных животных.

В нашей стране крен был сделан на применение живых и или инактивированных вакцин, с проведением общих ветеринарно-санитарных мероприятий, что в основном отразилось на защите свиней от клинического проявления, но не оздоровления стад от носительства вируса. Попытки в ряде хозяйств страны отмены вакцинации приводили к заметному отходу среди поросят, нарушению воспроизводительной функции маток. У свиней в крови наблюдалась динамика роста специфических антител. В последние десятилетия в большинстве развитых стран мира используются национальные программы, ориентированные на применение только маркированных живых или инактивированных вакцин. Большинство использованных в мире вакцин маркированы по гликопротеину gE, в качестве продуцентов антигена фирмы Хипра, Мериал, Интервет и др. используют штаммы Барта вируса бА К 61 или Филаксия, в которых отсутствуют гены, кодирующие экспрессию гликопротеина.

Делеция дЕ гликопротеида, который не обладает известным биологическим эффектом, является идеальным маркером для таких видов вакцин. Основное преимущество таких видов вакцин состоит в том, что после их применения можно с помощью дискриминирующих диагностических тест-систем дифференцировать
вакцинированных животных от спонтанно инфицированных. Существующие за рубежом программы ориентированы на повсеместное применение маркированных вакцин в комбинации с убоем свиней с постинфекционными антителами. Причем в стран ЕС компенсация за их убой, как правило, не выплачивается, а компенсируется стоимость только диагностических исследований, а в ряде стран – и расходы на вакцины. Такие программы рассчитаны на реализацию в течение не менее 10 лет. Считается, что свиноматок целесообразно прививать инактивированными маркированными вакцинами, а молодняк живыми каждые 4 месяца в течение минимум 3 лет.
В нашей стране маркированные вакцины были предложены специалистами ВГНКИ совместно с НПО НАРВАК и сотрудниками ФГБУ ВНИИЗЖ. Кроме них зарегистрированы соответствующие вирусвакцины фирм Intervet, Merial, Хипра. Нами совместно с профессорами В.А. Сергеевым, Т.И Алипером в лабораторных и производственных условиях на поголовье 8669 головах свиней было проведено испытание маркированной вакцины. Препарат оказался безвредным, иммуногенным. Причем в сыворотках крови свиней выявляли антитела только к вакцинному штамму у 56% животных в 1 год наблюдения, а на 2 год уже у 70% свиней. В период применения вакцины случаев заболевания свиней болезнью Ауески не было. При исследовании титров специфических антител в РН от этих животных они были ниже на 1-2 разведения, чем после применения сухой вирусвакцины ВГНКИ против бА.

Таким образом, проведенные исследования показали, что с помощью маркированной вакцины можно осуществлять контроль за распространением болезни Ауески в стадах свиней. С этой целью важно разработать и утвердить соответствующую Федеральную программу, основной целью которой должно быть определение эпизоотического мониторинга, проведение иммунизаций только маркированными вакцинами и использование современных тест-систем для выявления серопозитивных животных с последующей выбраковкой скрыто инфицированных животных Оздоровление необходимо начинать с племенных свиноводческих хозяйств со стабильной эпизоотической обстановкой.

по материалам конференции “Актуальные ветеринарные проблемы в промышленном свиноводстве ”

А.Н. Панин
академик РАСХН,
В.И. Уласов
профессор (ФГБУ «ВГНКИ»)

Leave a comment